В День рожденья отца

Слева направо: Виктор Мяукин, Вероника Мяукина (Случановская), Александр Витольдович Случановский (мой дедушка), Анна Кириковна Полетаева (моя прабабушка), Анна Николаевна Случановская (Полетаева) – моя бабушка.
Снимок сделан 17 июля 1956 г., г. Буй, Костромская обл.
Виктор и Вероника Мяукины

Мне посчастливилось в жизни встретиться с замечательными людьми – Вероникой Александровной и Виктором Петровичем Мяукиными.

Я училась в 8 классе, когда в нашей Кондопожской школе № 1 появилась новая учительница – Вероника Александровна Случановская. Совсем молодая, с озорными глазами и заразительным смехом. Все старшеклассники моментально влюбились в неё. Вскоре она стала секретарём школьной комсомольской организации. Сколько интересных дел удалось нам тогда переделать! И везде с нами (точнее, впереди нас!) была неугомонная Вероника Александровна.

Вероника Случановская (Мяукина) – учительница географии в школе №1, г. Кондопога, Карелия

В Комсомол нас принимал райком, в те годы его возглавлял Виктор Петрович Мяукин. Нет ничего удивительного в том, что он, как и мы, влюбился в нашу Веронику. Так в Кондопоге появилась новая семья. Оба молодых специалиста приехали в наш город по распределению из Ленинграда: В.П. Мяукин – после окончания юридического факультета Ленинградского университета, а В.А. Случановская – из Ленинградского педагогического института имени А.И. Герцена.

Мяукины были людьми чрезвычайно интересными – и как специалисты своего дела, и как энергичные, творческие натуры, и просто прекрасные личности.

Моя судьба на протяжении свыше 60 лет не раз и подолгу пересекалась с Мяукиными: в Кондопоге, Петрозаводске, Москве. Но я хочу остановиться на Карельском этапе их жизни, и это отнюдь не случайно: Мяукины всегда говорили о том, что самым счастливым периодом их жизни была Карелия, и особенно – Кондопога. Именно там они встретились и полюбили друг друга на всю жизнь…

Итак, Кондопога. Улица Пролетарская, трёхэтажный дом недалеко от железнодорожного вокзала. В нём и жила молодая семья Мяукиных, туда же из роддома принесли маленькую дочку.

Мне не часто приходилось бывать у Мяукиных, но эти редкие визиты я помню до сих пор.

Особенно меня притягивала в их дом удивительная атмосфера любви, нежности, понимания друг друга и доброжелательного отношения к каждому гостю. Они были очень занятыми людьми, но при всём этом – гостеприимными и радушными хозяевами. И ещё – там всегда было много шуток, весёлых розыгрышей, искреннего, неиссякаемого задора молодости.

Когда на свет появилась дочка, вместе с ней в доме Мяукиных добавилось ещё больше нежности и теплоты. Приходя с работы, Виктор Петрович тотчас подхватывал её на руки и подкидывал вверх, что вызывало у ребёнка полный восторг.

Вспоминается такой забавный случай. Маленькая Лена, сидя на полу, вдохновенно и долго рисовала что-то на альбомном листе цветными карандашами.

         – А ну-ка, покажи, что ты там нарисовала? – спросил Виктор Петрович. Он долго вертел рисунок в руках, пытаясь определить, с какой стороны следует его смотреть. Наконец неуверенно спросил:

         – Наверное, это лошадь?

         И услышал решительный ответ:

         – Нет, папа. Это ты!

         Виктор Петрович расхохотался:

         – Ну, спасибо за такой оригинальный портрет!

Вероника Мяукина с Леной и Андреем, г. Буй

Притягательные черты своей семейной жизни Мяукины сумели сохранить на все долгие годы совместной судьбы, невзирая ни на какие трудности, которых им пришлось преодолеть немало. Всегда вместе! Всегда с любовью! – вот главные скрепы истинных отношений любящих людей на длинном жизненном пути. В семье Мяукиных именно так и было…

P.S. Свою дочь я назвала Вероникой – в честь любимой учительницы – Вероники Александровны Мяукиной (Случановской)”.

                                                                                     Ф.Р. Макарова

                                                                                    17.12.2019 (прошло ровно 5 месяцев, как не стало Виктора Петровича Мяукина)

В центре: Вероника Мяукина (Случановская) и Фаина Макарова (в пионерском галстуке),
Кондопога, 1956 г.

На эту переписку моих родителей (ещё до моего рождения и накануне его) я наткнулась случайно несколько лет назад, но тогда посчитала себя не вправе даже прикоснуться к ней.

Но вот прошло уже почти полгода, как не стало отца. Сердцем и душой никак не могу это понять… и принять. Ведь он всегда был рядом, каждый день, каждую минуту! Так почему же его нет теперь и никогда уже не будет?!

«Уходят люди, их не возвратить,

Их тайные миры не возродить.

Так почему мне хочется опять

От этой невозвратности кричать?!»

Присоединяюсь к Е. Евтушенко.

Эта переписка потрясла меня. Я всегда знала, наблюдала и чувствовала эту особенную привязанность родителей друг к другу, но только, когда позволила себе прочитать эти письма, поняла, как же пронзительно и по-настоящему (!) они любили друг друга!

… В феврале 2001 года позвонил отец и сообщил, что мама неизлечимо больна, и сегодня ей поставили страшный диагноз, фактически – приговор. И заплакал.

В одночасье всё переменилось. На следующий день поезд увозил меня из Карелии, как оказалось, навсегда.

Потом были изнурительные месяцы в одинцовском госпитале – обследования, безрезультатная операция, добивающая химиотерапия… Жизнь угасала и угасала каждую минуту. Однажды мама упала на пол. Плашмя. Мы с отцом кинулись к ней, стали поднимать. А она лежит, не в силах пальцем пошевелить, но при абсолютной своей беспомощности смотрит на него и произносит еле-еле, но очень отчётливо и даже строго: «Ты меня не поднимай. Тебе нельзя!».

… Маму похоронили 21 сентября 2001 года. Отец пережил её на 18 лет…

45 лет они прожили вместе, душа в душу. И всю свою жизнь, до самых последних мгновений, он не переставал видеть и любить в ней ту самую маленькую кондопожскую учительницу.

У нас на даче в Салменице мама когда-то посадила росток берёзки, который теперь уже превратился в дерево. В год её ухода ствол берёзы вдруг треснул пополам. Отец удивлялся и всем показывал, говорил: «Мистика какая-то? …».

Этим летом он будто торопился в Карелию, спешил, поехал туда на две недели раньше всех, вместе с Иваном Кирилловичем Гаврилюком готовился к нашему приезду, ждал нас.

… Лето выдалось холодным, как никогда. Отец каждый день топил печку. Натопил и в тот день. Хотя с утра было солнечно, и мы с Марусей даже пошли на озеро позагорать. Когда вернулись и подошли к дому, вдруг увидели: отец облокотился о калитку и смотрит на дорогу, откуда мы должны были прийти, ждёт нас. Я удивилась, сердце как-то защемило, спросила, почему он так стоит? А он ответил: «Вас жду, обедать». После обеда сказал: «Отменный сегодня был обед». Потом повозился с Марусей и пошёл отдохнуть. Всё, как обычно…

Мы с Марусей сели играть в шахматы и никак не могли закончить партию. Отец прошёл мимо нас, и я подумала, вот сейчас вернётся и поможет.

Он вернулся, но бегом, тяжело дыша. Присел на край стула. Теперь-то я знаю, он очень торопился, чтобы успеть добежать до нас!

Успел. Добежал! И прямо у нас на руках стал терять сознание. И вдруг спокойно закрыл глаза, будто ему стало легко, легко, будто уснул. Навсегда.

…Так 17 июля 2019 года в один миг, на руках у меня и Маруси, закончилась большая, сильная и очень интересная жизнь моего отца…

Как и должно было случиться ...

… Эти письма я хочу передать своей горячо любимой внучке – Марии Мяукиной. Ей только что исполнилось 7 лет. И я очень хочу, чтобы, повзрослев, она обязательно прочитала эту удивительную переписку своих прадеда Виктора (Дедуса, как она его называла) и прабабушки Вероники, и при этом почувствовала необыкновенное проникновенное тепло, идущее не только от слов, но даже от пожелтевших, местами размытых листков, вырванных из школьных тетрадок, так долго пролежавших в старинном ридикюле.

Может быть, эти рукописи когда-нибудь помогут ей понять что-то очень важное в жизни, станут её путеводной звёздочкой, компасом или маячком… Ведь не просто так они бережно хранились более полувека”…

Елена Мяукина, 25.12. 2019 года (День рождения отца, сегодня ему исполнилось бы 88 лет)

Эти буквы («М. Л. А.» означают «Мяукины Лена Андрей») отец вырезал на стволе берёзы, растущей на берегу Шотозеро, когда мы с Андреем были совсем маленькими. Метки сохранились до сих пор – снимок 2018 года.

Письмо в будущее:

«Прошло с тех пор 
Счастливых дней, 
Как в небе звёзд, наверное. 
Была любимою твоей, 
Женою стала верною. 

Своей законной чередой 
Проходят зимы с вёснами… 
Мы старше сделались с тобой, 
А дети стали взрослыми. 

Уж, видно, так заведено, 
И не о чем печалиться. 
А счастье… 

Вышло, что оно 
На этом не кончается. 
И не теряет высоты, 
Заботами замучено… 

Ах, ничего не знаешь ты, 
И, может, это к лучшему. 

Последний луч в окне погас, 
Полиловели здания… 
Ты и не знаешь, что сейчас 
У нас с тобой 
Свидание. 

Что губы тёплые твои 
Сейчас у сердца самого 
И те слова – слова любви – 
Опять воскресли заново. 

И пахнет вялая трава, 
От инея хрустальная, 
И, различимая едва, 
Звезда блестит печальная. 
И лист слетает на пальто, 
И фонари качаются… 

Благодарю тебя за то, 
Что счастье не кончается!»

Вероника Тушнова (1911 – 1965 г.г.)