Ольга Дубова — ВЫБОР

Не в силе Бог, а в правде!
Александр Невский

I
Поверить в то, что он, один,
В каких-то полчаса
Десятки ранил и убил,
И застрелился сам?

Что смог такое учинить
Без видимых причин
Простой тихоня-ученик,
Совсем, совсем один?

Один взрывчатку раздобыл,
И бомбы смастерил,
Один оружие купил,
Освоил, зарядил,

Один принёс, один взорвал,
Один перестрелял?
– Он был один! Его никто,
Никто не направлял!

Где доказательства? Ну, там,
Две фотки, да кино,
И с вас достаточно – ведь вам,
По сути, всё равно!

И даже пусть он роль сыграл,
Не зная, для чего,
Но мы сказали: убивал,
И верит большинство!

– Неправда! Как же это так
Не стало двадцати?
А те, кто выжили, им как
Свой тяжкий крест нести?

Ответа не было, и нет,
Есть мёртвый паренёк,
Убитый в восемнадцать лет,
Как «керченский стрелок».

II
Он тихо, неприметно рос
В приморском городке,
Шёл, не хватая с неба звёзд,
По жизни налегке.

Простой мальчишка, беднота,
Ни дома, ни угла,
Не бедность даже – нищета –
Судьбой его была.

Отец – бессильный инвалид,
И санитарка мать,
Ну, кто такого защитит,
Кто сможет отстоять?

Такого можно обмануть,
Надежду заронить,
В преступный замысел втянуть,
Копейкой поманить,

Подставить, помыкать, гнобить,
Заставить, запугать,
Такого можно и убить,
А после – оболгать,

И объявить планете всей:
Смотрите, он, у нас
Убил детей, учителей,
Почти что, как у вас!

В который раз глотаем ложь,
И верим в явный бред,
И гибнет, гибнет молодёжь
Во цвете юных лет!

И на крови растёт, цветёт
Чудовищный обман,
И покрывает, прячет всё
Забвения туман.

И вот уже забыта Керчь,
И вновь, в который раз,
Над Родиной несётся смерч,
И косит, косит нас!

III
А мы молчим. Молчим во лжи,
И в малом, и большом,
И омертвения души
Не замечаем в том.

Здесь больно жить, дышать, любить,
Здесь столько лет – война!
Как ты могла себя забыть,
Великая страна?

Куда ушла твоя мечта,
Порыв, подъём, полёт,
Твоя святая простота,
Твой беспримерный взлёт?

Черты что миру ты несла,
Накрыл тяжёлый гнёт,
И только вещая игла,
Беснуясь, в уши льёт:

«Смирись, терпи и вымирай –
Вот рабский твой удел,
За это в вечной жизни – рай,
А в этой – беспредел!

А в этой радуйся тому,
Что новый олигарх
Набил в бездонную мошну
Свой новый миллиард,

Что вор чиновник обобрал
Детей и стариков,
Красиво вывез капитал,
Красиво был таков!

Завидуй молча, и не ной,
И, боже упаси,
Назвать неправедными строй
И власть всея Руси!»

IV
Куда, куда, куда бежать –
Тупик один, другой!
Забыться? Спрятаться? Сбежать?
Не быть самим собой?

И только где-то глубоко,
Внутри тебя живёт
Тот образ из седых веков
Что будит, и зовёт:

«Сражайся там, где ты стоишь,
Не бойся, мы с тобой:
Твой Коловрат, твой Кибальчиш,
Все те, кто принял бой

За жизнь, за правду, за любовь,
Кто созидал, берёг,
Кто пролил пот и пролил кровь,
Чтоб ты родиться смог!

Чтоб на своей родной земле
Продолжил ты свой род,
Чтоб в окаянной этой мгле
Не сгинул наш народ!

Сегодня здесь священный бой
Без края и конца,
За русский мир, за русский дом,
За русские сердца!

Сердца, которых правды свет,
Которых не купить!
Тебе сказали, что их нет?
Да полстраны таких!

Держись, и будь самим собой,
Будь честен и правдив!
Не в силе Бог, а в правде Бог,
И правдой – победим!»

© Ольга Дубова, 19.10.2018 – 17.01.2019, Москва

*Справка:
17 октября 2018 года в Керченском политехническом колледже произошёл взрыв самодельного взрывного устройства и массовый расстрел учащихся и преподавателей, в результате чего погиб 21 человек; пострадали 67 человек. По официальной версии, в совершении преступления подозревается 18-летний учащийся колледжа Владислав Росляков, который самостоятельно принёс в колледж, заложил и привёл в действие изготовленное им заранее взрывное устройство, затем открыл стрельбу по учащимся и педагогам из купленного незадолго до этого охотничьего ружья, после чего совершил самоубийство в библиотеке, выстрелив себе в голову.
В день трагедии в Интернете появились фото В. Рослякова на улице, в колледже – с ружьём на лестнице и мёртвого в библиотеке; через день – видеозапись его хождения по коридорам и аудиториям колледжа.
Обстоятельства расстрела людей, внешний вид подозреваемого и его гибель в библиотеке СМИ постоянно сравнивали с массовым убийством школьников двумя учащимися в 1999 г., в школе Колумбайн (США).
Подавляющее большинство пользователей соцсетей и комментаторов электронных версий СМИ отметили многочисленные противоречия и неувязки в официальной версии убийства учащихся и сотрудников колледжа и самоубийства подозреваемого.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *